Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

хм... фрейдизьм, такой фрейдизьм

ни с того: не сочтите меня за маньяка, который смотрит "только туда" (хотя, да, смотрю, но не всегда и потому только сейчас сообразила) на станции "Театральная" у всех скульптурных мальчиков (и девочек тоже) стыдливо прикрыты разными предметами причинные места, хотя все одеты весьма фундаментально и без того - у кого глобусом, у кого автоматом Калашникова, у пограничника - собакой,  у шахтера скромно - отбойным молотком. Но всегда что-то зажато между коленок. Исключение - старый партизан, у которого ноги расставлены и мотня на всеобщее обозрение. Но он - Старый Партизан. То есть, наверное, уже не важно...

Моисеич велел сказать, что это не калаш, а ППШ, а Гена Каневский - что это Площадь революции. Ахти мне.

Пир Ворон

А Feast for  crows, который у нас переведен как Пир стервятников, на самом деле видимо выводится из поговорки "Когда грызутся волки, все достается воронам" (поговорку вычитала в Хрустальном Гроте Мэри Стюарт, как по аглийцки звучит, не знаю). И Winter is coming  - все ж, по-моему, скорее, Зима Грядет! или Зима наступает! (и то и то может звучать еще и как боевой клич, чего в варианте "Зима близко!" нет).

ностальгическое. старые книги. не самые известные.

87.58 КБ

Повесть "Сиракузовы против Лапиных"
о войне двух родственных кланов в городке Монетка
не Старки и Ланистеры, конечно...
Очень веселая и умная вещь Якова Ноевича Длуголенского.

...Прежде чем сообщить всё о наших родственниках, должен сказать, что живём мы в городе Монетке, и если вы возьмёте железнодорожный справочник, сразу найдёте наш город и сможете к нам приехать. Но пока приезжать не надо, потому что мы, то есть я, Алёша Лапин , и моя сестра Вера, с этими близнецами Сиракузовыми — Петром и Павлом — больше не дружим. И даже жалеем, что они наши родственники, что мы ходим с ними в одну школу и что наши дома стоят рядом. Как мы с ними поссорились и почему — об этом я расскажу дальше, а сейчас должен сообщить о других наших родственниках — от самого начала, когда они появились в семнадцатом веке, и до наших дней. Когда-то наши родственники не делились на Сиракузовых и Лапиных . Сначала у них были одни общие предки Лапины-Сиракузовы , но в восемнадцатом веке они разделились: Сиракузовы всё больше пошли в торговлю и в сферу обслуживания, тогда как Лапины ударились по инженерной части. Первый инженер Лапин стал инженером ещё при Петре I, и отец нынешнего Лапина (то есть мой отец), начальник Монеткинской электрической подстанции, является, таким образом, его прямым потомком. Вообще же, отделившись, род Лапиных дал миру сорок семь инженеров (смотри инвентарную книгу бабушки Василисы), несколько военных, одного часового мастера и трёх медицинских сестёр. Тогда как род Сиракузовых (смотри ту же инвентарную книгу бабушки Василисы) — одного начальника милиции, двух велогонщиков, одну билетёршу, семерых военных, одного учителя, трёх работников сферы обслуживания и до двух десятков различного рода купцов. Потом уже, вспоминая всё это, я приду к выводу, что все наиболее выгодные и интересные должности, например, в милиции, в кино, в парикмахерской, на лодочной станции и на велогонке захватили Сиракузовы , тогда как на долю Лапиных в двадцатом веке досталась одна электрическая подстанция. Но это моё личное мнение, и мы к нему прислушиваться не будем. Как же распределялись силы между Лапиными и Сиракузовыми в преддверии тех событий, о которых пойдёт речь? Теперешние Лапины состояли из моего отца — Лапина (как я уже говорил, начальника Монеткинской электрической подстанции), моей матери (диспетчера той же подстанции), меня, Алексея Лапина, ученика пятого класса 2-й Монеткинской средней школы, и двух моих сестёр — Веры и Наташи (последняя работала в нашей городской поликлинике в травматологическом пункте). Ещё к нам относились: мамина сестра тётка Роза — главный архитектор города Монетки и мамин брат дядя Борис — шофёр Монеткинского таксомоторного парка. Как видим, род Лапиных состоял из семи человек. Причём первые пятеро занимали нижний этаж нашего дома; тётя Роза и дядя Борис жили на втором. Род Сиракузовых был представлен самим начальником милиции города Монетки, его женой — старшей билетёршей местного кинотеатра и их детьми: уже знакомыми вам Петром и Павлом, Брониславой — шеф-поваром городской столовой, а также её мужем Михайлой Михайловичем Зарынкиным, который учительствовал в Монеткинской средней школе и воспитывал, таким образом, Петра и Павла, меня и мою сестру Веру. Все Сиракузовы занимали первый этаж соседнего с нами дома; Зарынкины жили в их доме на втором этаже. Ещё к Сиракузовым примыкали: уже упомянутая бабка Василиса (она жила отдельно на другом краю города), работник сферы обслуживания тётка Галина и её сын Коля (Николай), вернувшийся недавно из армии и работающий председателем нашего городского спорткомитета, а также начальником лодочной станции. Тётка Галина и её сын Коля жили в своём собственном доме — отдельно от Сиракузовых и от нас. Как ясно из этой таблицы, численный перевес был на стороне Сиракузовых , а если учесть, что старший Сиракузов по роду своих занятий был вооружён пистолетом, то количественный перевес немедленно переходил в качественный...


И так далее.

немцы и австрийцы

Есть такой прекрасный гаспаровский анекдот, цитированный в свое время petro_gulak о различии австрийского и немецкого менталитетов:
сидят в окопе немец и австриец. Кругом рвутся снаряды, бежать некуда, отступать некуда, вдалеке грохочут русские танки... Немец говорит:
- Положение серьезное. Но не безнадежное.
- Нет, - отвечает австриец, - положение безнадежное. Но не серьезное.

По-моему. каждый разумный человек с возрастом превращается из немца в австрийца.

Константин Левин

     Нас хоронила артиллерия.
     Сначала нас она убила.
     Но, не гнушаясь лицемерия,
     Теперь клялась, что нас любила.

     Она выламывалась жерлами,
     Но мы не верили ей дружно
     Всеми обрубленными нервами
     В натруженных руках медслужбы.

     Мы доверяли только морфию,
     По самой крайней мере -- брому.
     А те из нас, что были мертвыми,--
     Земле, и никому другому.

     Тут все еще ползут, минируют
     И принимают контрудары.
     А там -- уже иллюминируют,
     Набрасывают мемуары...

     И там, вдали от зоны гибельной,
     Циклюют и вощат паркеты.
     Большой театр квадригой вздыбленной
     Следит салютную ракету.

     И там, по мановенью Файеров,
     Взлетают стаи Лепешинских,
     И фары плавят плечи фраеров
     И шубки женские в пушинках.

     Бойцы лежат. Им льет регалии
     Монетный двор порой ночною.
     Но пулеметы обрыгали их
     Блевотиною разрывною!

     Но тех, кто получил полсажени,
     Кого отпели суховеи,
     Не надо путать с персонажами
     Ремарка и Хемингуэя.

     Один из них, случайно выживший,
     В Москву осеннюю приехал.
     Он по бульвару брел как выпивший
     И средь живых прошел как эхо.

     Кому-то он мешал в троллейбусе
     Искусственной ногой своею.
     Сквозь эти мелкие нелепости
     Он приближался к Мавзолею.

     Он вспомнил холмики размытые,
     Куски фанеры по дорогам,
     Глаза солдат, навек открытые,
     Спокойным светятся упреком.

     На них пилоты с неба рушатся,
     Костями в тучах застревают...
     Но не оскудевает мужество,
     Как небо не устаревает.

     И знал солдат, равны для Родины
     Те, что заглотаны войною,
     И те, что тут лежат, схоронены
     В самой стене и под стеною. 

                                                      1946

(no subject)

Вот ссылка на страничку на Вавилоне со стихами - для Мариши
http://www.vavilon.ru/texts/galina0.html

И вешаю еще один стих, не очень новый, но по-моему ничего (:0
ИЗ ЦИКЛА «Стороны Света»
ВОСТОК

1
Говорят, есть на востоке гора из чистого серебра,
А над ней в синеве серебряный свищет рог,
Говорят, там в зените постоянно растет дыра,
Оттого на востоке никому богатство не впрок.
Там у слоноголового бога алмаз во лбу
А у самой паршивой птахи рубин в зобу
И к чему нам смертным жаловаться на судьбу,
Если нет никакой судьбы?
Там плывет по холодным рекам небесный свет,
Там слепой аскет наблюдает парад планет
Он полупрозрачен и практически не одет
И жует грибы.Read more...Collapse )
  • Current Mood
    melancholy melancholy