December 1st, 2013

добыча с Нон-фикшн:

добыча с Нон-фикшн: репринт литпамятниковской  "Смерти Артура" с бердслеевскими заставками и "Рим" Сонькина. Еще косила глазом на альбом Галле, но он 7 тыс. стоит. А Золотоносова "Гадюшник" разобрали еще позавчера. Всем нравится про писателей, какие они мерзкие и гадкие. Купила последнюю на стенде "Все о Лизе", а то у меня нет совсем, "Медведок" получила в подарок от "Большой книги". Еще от спонсоров Большой Книги получила читалку, пока не распаковывала.

рабби Лёв

О Гумилеве.
На Нон-фикшн  была встреча с финалистами разных лет Большой Книги, в том числе ВПС. В числе всего прочего (на самом деле в первую очередь) вопросы задавали Сергею Белякову, чей "Гумилев сын Гумилева" по праву хит сезона. Масштабная и достойная работа, второе место в Читательских симпатиях и выбора Жюри, т.е. собственно БК, красивый двойной удар. Но я не столько о ней, сколько о резонансе. Девочки  наверняка предпочтут ее из-за Ахматовой и "личного", мальчики - из-за Гумилева-сына и его теорий.  Так вот, во время обсуждения встал немолодой седой человек, типичный точник (есть такое точники, одержимые гуманитарным), представился математиком, которому учение Гумилева открыло глаза. Он думал, в истории все сложно, невнятно, а оказалось, история подчиняется строгим закономерностям, как и математика - взлет и падение цивилизаций, оказывается, легко алгоритмизируется. Полагаю, технари и точники - и есть огромная масса гумилевских адептов, вот великий соблазн и большая прелесть его выкладок (прелесть - в строгом, старинном смысле этого слова).